Part 1: отнимать мороженое


part 1:

Отнимать мороженое у Чанеля – хуже, чем ребенка обидеть. Зато потом этим мороженым можно мазнуть по его ключице, вызвав сдавленный вздох – и тут же слизать сладость с кожи. Очертить языком выпуклую ключицу, дать Чанелю почувствовать разницу между холодным мороженым и горячим ртом.
Когда Чонин отстраняется, Чанель хрипло дышит – и даже не пытается отобрать мороженое у расшалившегося парня. Наверняка только этого и добивался, зараза.

Поэтому Чонин грубо опрокидывает его на диван. Перекидывает ногу через прикрытые полотенцем бедра, садится сверху и мажет сливочным пломбиром по крепкой груди, заставляя старшего вздрогнуть и хрипло выдохнуть. Чанель покрывается мелкими мурашками, напрягается, а мороженое на его коже тает слишком быстро – и течет вниз, огибая едва заметные кубики пресса. Чонин любуется белесыми потеками недолго – он же не может заставлять Чанеля мёрзнуть?

Горячий и юркий язык касается живота старшего и собирает талое мороженое. Чонин греет дыханием чужую кожу, собирает сладкие капли губами, проходится языком по напряжённым мышцам. Старший прерывисто дышит, даже не стараясь помешать Чонину – вообще закидывает руки за голову, цепляясь за подлокотник дивана – чтобы не вцепиться в Чонина. Потому что контраст холодного мороженого и горячего языка слишком крышесносящий.

Следующий мазок выше, под ключицами и до самого соска – затвердевшего и припухшего от возбуждения и контраста температур.
По этому мазку Чонин ведёт губами, а не языком. Сцеловывает капельки, размазывает сладость твёрдыми губами, почти урчит от удовольствия – и усмехается каждый раз, когда Чанель хрипло выдыхает или вздрагивает.

Губы накрывают запачканный мороженым сосок – и в следующий миг Чанель стонет и выгибается в поясе, потому что Чонин мягко смыкает на его соске зубы, посасывает его и касается языком, и это уже абсолютно точно месть. И месть коварная – потому что младший почти сразу отпускает.
И ещё ёрзает на бёдрах, чувствуя, как Чанель напряжен. Усмехается своими чёртовыми мясистыми губами, смотрит на Чанеля, как охотник на зверушку – и поднимается на ноги. Чтобы стянуть со старшего мешающее полотенце.

У Чанеля красивый член – толстый, необрезанный с чуть проступающими венками. С темной и бархатистой головкой. А ещё горячий и влажный – и это нравится Чонину до умопомрачения.
Мороженое стекает по пальцам, держащим рожок. Чанель точно смотрит на них – Чонин знает – и упускает из вижу то, где младший держит руку.

Первая капелька талой сладости мажет по крупному стволу, даже головку не задевает – но Чанель охает и вздрагивает, а Чонин усмехается.

Следующая срывающаяся капелька падает аккурат на головку – и младший ловко слизывает ее спустя секунду, не позволяя холоду усмирить желание Чанеля. Тот сжимает пальцы на подлокотниках сильнее и дышит через зубы – потому что контраст прохладных капель и горячего языка на члене ощущается ещё более остро, чем на коже.

– Ты ведь этого хотел? – хрипло спрашивает Чонин, проходясь языком по солоновато-сладкому члену. Жмется к Чанелю, лижет, сам потирается о его ногу, как выпрашивающий ласку кот.

Чанель облизывает губы и пытается ответить – но слова тонут в хриплом стоне, когда Чонин резко насаживается ртом на член, втягивает щёки и скользит губами по стволу к головке. Показательно чмокает головку и перекладывает рожок мороженого в другую руку – а липковато-сладкие пальцы смыкает на толстом стволе, проводя от основания до головки и пачкая прохладным лакомством.

Язык Чонина творит нечто невообразимое – по крайней мере, Чанель не понимает, где он в следующий раз лизнет, где потрогает. Он почти мечется по дивану, не стесняясь разводить длинные ноги и выгибаться навстречу ласкающему его рту.
Чонин ведёт языком от мошонки до головки, перекатывает мороженое на языке, сглатывает немного жадно. Смакует вкус мороженого и вкус Чанеля, так подставляющегося под ласки. Понимает, что сам возбужден до предела – потому что чертов Пак горяч неописуемо.

– Люблю, когда ты такой откровенный, – хмыкает младший, легонько массируя член Чанеля прямо под головкой. – Податливый и сладкий.

– Отомщу, – хрипит Чанель, вскидывая бёдра. – Дай ещё…

И Чонин даёт ещё.
Накрывает губами член, щекочет языком дырочку уретры, ведёт по уздечке. Втягивает щёки, выпуская член изо рта с тихим хлопком – и чувствует, что осталось совсем немного.

– Ещё! – рычит Чанель, а Чонин ухмыляется и трётся о его ногу пахом. Дразнит Пака робкими касаниями языка и берет в рот только тогда, когда Чанель на грани.

Чанеля крупно трясет, когда он кончает и пачкает белесыми потеками свой живот и руку Чонина. Ким думает, что это похоже на капли мороженого, которые он слизывал совсем недавно. Только теплые и солоноватые.

– Это месть за прошлый раз? – выдыхает Чанель, более или менее отдышавшись.

– Может быть, – довольно урчит Чонин, потираясь горячим членом о бедро Чанеля, – но я все ещё не до конца удовлетворен. Как думаешь, что мы будем с этим делать?

– Есть пара идей, – ухмыляется Чанель и тянет Чонина на себя.